Меню
12+

Юрьев-Польская районная общественно-политическая газета «Вестник Ополья»

08.04.2019 15:35 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ЗАГСы в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны не прекращалось ведение записей актов гражданского состояния. Несмотря на разруху, голод и нищету, страна жила, граждане вступали в брак, рожали и усыновляли детей. Люди, случалось, разводились, меняли имена, приходили в ЗАГС регистрировать смерть близких. Записи в актовых книгах – достоверные свидетельства этих событий.

С 1934 года ЗАГСы находились в ведении НКВД, и вся статистика страны тогда составлялась на основании данных из ЗАГСов.

Отдел ЗАГС города Юрьева-Польского в годы войны размещался в здании исполкома. Это была маленькая комнатка, половину которой занимал архив. Он находился в беспорядке, денег на переплет не было, да и лишних рук, чтобы систематизировать актовые записи, тоже. Обстановка в комнате примитивная: стол и стулья.

Регистрация актов гражданского состояния происходила и в сельсоветах Юрьев-Польского района, которых насчитывалось 32.

За период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года в районе было составлено 11034 записи актов гражданского состояния, из них о рождении – 4971, о заключении брака – 809, о расторжении брака – 83, об усыновлении (удочерении) – 36, о смерти – 5135. Бланки записей актов отличались грамотностью и аккуратностью.

Война сильно ударила по демографии района. Спад рождаемости пришелся на 1943 год . Если в 1940 году родилось 2424 младенца, то в 1943 году – 676. Такое снижение рождаемости наблюдалось по всей стране.

Военное время внесло свои коррективы в семейное законодательство. 8 сентября 1943 года был издан Указ Верховного Совета СССР «Об усыновлении», согласно которому усыновляемому по просьбе усыновителя могли быть присвоены его фамилия и отчество, а сами усыновители – записаны в актовых книгах о рождении в качестве родителей. Возможно, это привело к увеличению числа усыновленных детей: в 1944 году в Юрьев-Польском районе их было 14.

Стремясь изменить демографическую ситуацию в лучшую сторону, Президиум Верховного Совета СССР 8 июля 1944 года принимает Указ об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня», учреждении ордена «Материнская слава» и «Медали материнства».

Наиболее популярные имена, которые давались новорожденным в военные годы, – Александр, Виктор, Владимир, Иван, Анатолий, Николай, Антонина, Вера, Анна, Раиса, Любовь, Валентина, Надежда. В 1945-м многие ЗАГСы отметили моду на Викторий, Викторов и даже экзотические имена: мальчиков называли Победославами, девочек – Победами.

В военные годы стали часто менять имена и фамилии, особенно в конце войны. Как правило, это были имена и фамилии, в которых содержались немецкие корни.

В мирном 1940 году в СССР было сыграно больше миллиона свадеб. Тогда на каждую тысячу советских граждан приходилось шесть браков и один развод. С началом войны все изменилось – вместо свадебных маршей (традиции исполнять марш Мендельсона еще не было, играли на гармошках революционные мелодии) из репродукторов зазвучало: «Вставай, страна огромная».

В 1941 году в Юрьев-Польском районе было сыграно 255 свадеб, за 1942 год – 82. Понять причину «катастрофы браков» в начале войны несложно: создавать семью люди не спешили из-за неуверенности в завтрашнем дне. Да и женихи массово уходили на фронт. Очевидно, что девушкам просто физически было сложно найти спутников – почти все молодые и здоровые мужчины воевали. А когда женихи с фронта вернулись, то опять жизнь закипела: в 1946 году сыграли 656 свадеб. Род занятий у вступающих в брак мирный: тракторист, шофер, рядовой колхозник, механик, бухгалтер, учитель, однако предъявляемым документом об удостоверении личности все же оставался военный билет.

Во время войны за регистрацию брака взималась твердая пошлина – 15 рублей. Возраст вступающих в брак мужчин – 25-27 лет, женщин – 19-23 года. Регистрация проходила скромно, не было, как правило, ни колец, ни шампанского, ни белых платьев.

У темы браков военных лет есть и деликатный аспект. На оккупированных территориях жизнь тоже продолжалась, люди и там создавали семьи. Браки оформляли в крупных партизанских соединениях, в немецких управах, комендатурах или в церквях. Если такие браки не противоречили советскому законодательству, то после войны они признавались по суду. Советские суды, естественно, признавали браки, заключенные в партизанских отрядах. ЗАГСов у партизан не было, молодоженов «расписывал» командир в меру своего понимания буквы закона и формальностей.

Гитлеровцы на захваченных территориях со свойственной им педантичностью регламентировали все и вся, включая и семейные отношения. После подачи заявления брак должен быть заключен не раньше двух и не позже трех недель. Расписывали только жителей данной местности, беженцам наотрез отказывали: фашисты боялись, что советские разведчики таким образом растворятся среди мирного населения. Категорически запрещались браки между евреями и неевреями. Браки с цыганами просто не регистрировали. Жениться на оккупированных территориях разрешалось: мужчинам с 18 лет, женщинам с 16. Требовалось «оглашение» – известие о браке в газете и на специальной доске, вывешенной при городском управлении. Причем с визой бургомистра, данными о месте рождения и проживания жениха и невесты, а также указанием их профессии.

Гитлер на советской семье неплохо зарабатывал. Пошлина за регистрацию брака составляла 100 рублей. Кроме того, и жениху, и невесте выдавались свидетельства, за которые нужно было заплатить еще по 20 рублей. Интересно, что платить молодоженам надо было именно советскими рублями, а не рейхсмарками.

А вот разводы были запрещены. В исключительных случаях развод допускался, но без права вступать в новый брак. Кроме того, разведенным в удостоверение личности ставился штамп: «без вины» или «по вине». За венчание в церкви без заключения брака – штраф или концлагерь. Причем наказывали не только новобрачных, но и священников: штрафом до 1 тыс. рублей или тюремным сроком на усмотрение оккупационных властей.

За период 1941-1945 гг. в Юрьев-Польском районе был зафиксирован 101 развод, а с 1945-го по 1947-й – 15. В июле 1944 года вышел указ, который усложнил развод и сделал его более дорогим. Расторгнуть брак можно было только через суд, указав в заявлении мотивы и опубликовав в местной газете объявление о расторжении брака. Народный суд принимал меры к примирению супругов, судей инструктировали не удовлетворять «безответственные» заявления о разводе и пытаться по возможности добиться примирения сторон. За расторжение брака взималась госпошлина в размере 50 рублей, повторное расторжение брака обходилось уже в 150 рублей, каждое последующее – в 300 рублей. Всего же процедура расторжения брака супругам обходилась в 2,5 тысячи рублей.

С 1948 года количество разводов стало увеличиваться, но резкий рост числа послевоенных разводов не означает массового распада семей. Многие пары фактически распались до и во время войны, но по разным причинам люди не спешили официально оформлять разводы.

Резкое увеличение смертности в Юрьев-Польском районе пришлось на трудный и голодный 1942 год – 1786 человек, в 1940 году – 1268 человек. Основными причинами смерти стали голод и болезни, на первом месте из которых – воспалительные заболевания легких, сердечнососудистые, инфекционные заболевания корь, дифтерит, скарлатина). Был высокий показатель детской смертности малышей до 5 лет.

Архивные документы рассказывают о рабочих буднях населения Юрьев-Польского района в годы войны. В г. Юрьеве-Польском и районе действовали следующие предприятия: механический завод №6, где работало 248 человек, за 1942 год изготовил 328 походных кухонь; кузнечная артель им. Сталина изготавливала ведра, тазы, военные котелки; вышивальная мастерская (работал 71 человек) производила военные знаки различия (для фуражек морфлота, гражданской авиации, знаки нарукавные для НКВД); швейная артель им. 15 лет Октября состояла из 122 рабочих, кроме гражданской одежды производила френчи, гимнастерки, толстовки, мужское белье; артель инвалидов «Заря», где работал 151 человек, производила хромовые мужские сапоги и брезентовые костюмы; Лучковский декстриновый завод производил крахмал, столярный клей, численность работающих составляла 234 человека. Несмотря ни на что, люди работали от зари до зари, показывая трудовой героизм.

Елена ПИПЕРОВА,

заведующая Юрьев-Польским отделом ЗАГС.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

43