Меню
12+

Юрьев-Польская районная общественно-политическая газета «Вестник Ополья»

12.02.2021 08:13 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Владимир БОТИН: «Я и сейчас вижу сны о той войне»

Автор: Юлия Лунева

15 февраля исполнится 32 года со дня вывода советских войск из Афганистана. Та война продолжалась почти десять лет. Для тех, кому довелось побывать «за речкой», кто хлебнул по полной солдатских тягот, видел смерть товарищей, это неотъемлемая часть жизни, возможно, самая важная.

Адраскан 1988 год

Афган – огромная школа жизни. Она каждому преподала свой урок: кого-то сломала, а в ком-то лишь укрепила жизненный стержень. Тот, кто прошел через войну в Афганистане, хранит в своей памяти эпизоды, запавшие в душу и сердце навсегда. В преддверии Дня памяти о россиянах, выполнявших служебный долг за пределами Отечества, своими воспоминаниями об армейских буднях в горячей точке с нами поделился воин-интернационалист Владимир Ботин.

Владимир Альбертович – коренной юрьевпольчанин. Окончив восемь классов в школе № 1, поступил в фабричное училище. 17 ноября 1986 года восемнадцатилетнего парнишку призвали в армию. В то время, как и многие его ровесники, он хотел служить. Их поколение выросло на фильмах и книгах о подвигах героев Великой Отечественной войны. Да и в школах огромное внимание уделялось начальной военной подготовке. Поначалу призывник не знал, где будет проходить его служба. Путь в Афганистан начинался у всех одинаково: призыв в Советскую армию, учебная часть, отправка на войну. Затем – у каждого своя история…

Учебка находилась в городе Волжском Волгоградской области. Полгода Владимир обучался военной специальности «водитель-механик ПТС (плавающий транспортер)». В апреле одним из первых успешно прошедшего медицинскую комиссию юрьевпольчанина отправили самолетом в город Чирчик Ташкентской области. В пересыльном пункте, где такие же ребята ждали отбытия в ДРА, пробыл неделю. О том, что, возможно, придется участвовать в боевых действиях, узнал еще в учебной части. Признается, не было ни страха, ни паники, всем внушили идейную установку выполнить интернациональный долг. Объясняли, насколько происходившее в Афганистане важно. Но, в каком объеме это происходит и как это отразится на будущем страны, никто не предполагал.

В Чирчике порядка полутысячи человек жили в палатках. Катастрофически на всех не хватало питьевой воды. Ежедневно по 20-30 человек отправляли в Афганистан. Тут же на их место приезжали другие ребята. Очередь Владимира наступила 7 мая. Улетел в город Шинданд, оттуда определили в поселок Адраскан, где стоял инженерно-саперный батальон. Владимир попал в роту управляемого минирования. Из водителя пришлось переучиваться на минера. Вспоминает, что на месте быстро обучили минно-подрывному делу. Ездили на задания, в боевые рейды. Бывало, за день управлялись, а то и неделю отсутствовали. Колонны часто подвергались обстрелам. Владимиру чудом удалось избежать ранения, но товарищей в ходе боевых операций покалечило и полегло немало.

В Афганистане шла настоящая минная война параллельно с мотострелково-артиллерийско-воздушной. Самые большие потери у наших войск были именно от подрывов на душманских минах, но и советские солдаты знали свое дело. Благодаря их исключительному труду наши сторожевые заставы были надежно защищены от нападения с любой стороны. На километры вокруг были установлены различные мины: на «растяжках», выпрыгивающие, направленного действия, мины-ловушки. На больших площадях на расстоянии двух-трех километров друг от друга ставились осколочно-зарядительные и противопехотные мины.

«Минировали мы, минировали они, – рассказывает Владимир, – громадные площади, куда ни ступи. Каждый выезд на задание мог стать последним. Можно было или попасть под обстрел, или подорваться. Моджахеды были «мастера на все руки» – использовали противопехотные мины, самодельные мины и фугасы, которые делали из неразорвавшихся авиабомб, минометных мин, артиллерийских снарядов и зарядов взрывчатых веществ. Очень большую опасность представляли мины на дорогах, которые душманы устанавливали на путях следования советских колонн заблаговременно или при непосредственном их приближении. Лунки для мин отрывались заранее, имитируя повреждения дороги. Для повышения поражающего действия в одну лунку иногда устанавливалось несколько мин. Например, в районе Кандагара были такие дороги, которые минировались каждую ночь. Наши колонны двигались строго по колее. Представляете, какие чувства испытывали водители и старшие таких автомобилей, как «ГАЗ-66», «КамАЗ» и «МАЗ»? Ведь кабина этих машин находилась прямо на колесах, которые могли наехать на мины. Правда, все зависело от мощности установленного заряда-фугаса. Иногда «духи» оборачивали контакты взрывателя бумагой, клали доски и присыпали землей. После прохода нескольких машин бумага перетиралась, и раздавался взрыв – в середине колонны».

Война – это не только боевые действия, но и повседневная жизнь. Владимир признается, самым трудным, отнимающим массу душевных сил было постоянное напряжение от ощущения себя в чужой, враждебной, неизведанной стране. Помимо психологического напряжения, сильно выматывали невыносимая жара летом и крутой холод зимой. «Зима, минус двадцать. Мы в зимнем обмундировании, а местный парнишка бежит в калошах на босу ногу, в тюбетеечке, какой-то хлипкой накидке и в наушниках от плеера. Кстати, в Союзе тогда ничего не было, а там можно было купить японские часы с калькулятором, солнечные очки, магнитофон и другие для нас диковинки. Мы ходили в местный магазин, покупали сигареты, печенье, конфеты. Не боялись. Местные вели себя не враждебно. Афганцы ж – торговцы. Им заплати – они будут воевать, заплати – торговать. Главное – заплати. А тут вдруг воинская часть стоит, которая у них товар покупает. И им выгодно, и нам хорошо. Я на всю жизнь запомнил две вещи: афганскую пыль, которая похожа на муку, с большим трудом отстирывается и отмывается, а что самое плохое – камнем оседает в легких за два года службы, и апельсиновый напиток SiSi, аналог которого так и не нашел на гражданке».

Климат, полевые условия проживания, антисанитария, плохая вода, стрессы, конечно, очень сказывались на здоровье. Во время службы Владимир переболел желтухой, месяц пролежал в госпитале. В общей сложности он пробыл в Афгане год и восемь месяцев. Три новых года встретил парень в армейской форме. Дембель задержали из-за операции по выводу советских войск из ДРА, который начался 15 мая 1988 года. Мужчина вспоминает, как первый танковый полк проследовал мимо них. Оставалось только махать вслед и подбрасывать в небо шапки. Второй этап вывода должен был быть осуществлен не позднее чем через девять месяцев. Так и произошло. 15 февраля 1989 года генерал-лейтенант Борис Громов, командующий Ограниченным контингентом советских войск в Афганистане, спрыгнул с бронетранспортера и пешком пересек мост через Амударью, отделявшую Афганистан от Советского Союза. Эту торжественную процессию Владимир смотрел уже дома по телевизору – 22 января был демобилизован и через пять дней смог обнять отца и мать.

Вернувшись домой, он стал привыкать к мирной жизни. Снова пошел на фабрику «Авангард». Сначала работал транспортировщиком, потом поммастера в приготовительном цехе. В марте познакомился с будущей женой Верой. В ноябре молодые сыграли свадьбу. В 1990 году у Ботиных родилась Наталья. В 1993 году глава семьи ушел работать на железнодорожную станцию, в мостовой цех. От организации семья получила квартиру в доме барачного типа на улице Связистов, без удобств, с печным отоплением. В 2003 году мужчина устроился на завод «Промсвязь», работал штамповщиком, затем слесарем-сборщиком. Через десять лет по состоянию здоровья вынужден был уволиться.

В январе 2019 года дом, где жила семья, сгорел. Тогда это была резонансная новость не только для города, но и для всей области. Одних жильцов расселили в маневренный фонд, другие поселились у родственников. В июле того же года Ботины получили ключи от новенькой двушки. Теперь живут в хороших условиях. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…

Сражения кончаются, а история вечна. Ушла в историю и Афганская война, которая никогда не должна повториться, уроки которой должны быть усвоены на всю оставшуюся жизнь. Живым свидетелям тех событий непросто рассказывать о службе. «Конечно, родные, близкие, знакомые часто спрашивали об Афгане, – рассказывает В. Ботин. – В основном всех интересовало, много ли душманов я убил. А кто знает, сколько их подорвалось на моих минах? Не хотелось и не хочется об этом думать. Нам, ветеранам боевых действий, легче делиться воспоминаниями между собой. У каждого своя боль в душе, но мы понимаем друг друга без лишних слов. Афганистан нельзя забыть. Я и сейчас вижу сны о той войне…».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

110