Меню
12+

Юрьев-Польская районная общественно-политическая газета «Вестник Ополья»

29.01.2020 15:15 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Особенная дата

Автор: Каролина Евдокимова

27 января отмечалась не просто важная дата в нашей истории. Особенная. 76 лет назад, в 1944 году, была полностью снята блокада Ленинграда.

Почти 900 дней и ночей во вражеском кольце. Сотни тысяч, а по некоторым данным, более миллиона умерших от голода, холода, погибших под обстрелами. А город, который по планам Гитлера должен был исчезнуть с лица земли, не только выстоял, но показал миру пример невероятного мужества.

У нас в районе проживают две женщины, чье детство прошло в блокадном кольце, – это сестры Александра Нефедовна Мельникова, которой в 1941 году было всего семь лет, и Антонина Нефедовна Федосова, которой тогда едва исполнилось четыре года. И для обеих день снятия блокады является праздничным. С ним их и поздравила председатель районного совета ветеранов Алла Ивановна Землизина, вручив женщинам подарки от ветеранской организации.

Незадолго до начала войны их родители купили дом в селе Пулково под Ленинградом. Когда фашистская Германия напала на Советский Союз, отца сразу забрали на фронт. Саша, Тоня и Таня, которой тогда было десять лет, очень боялись оставаться одни из-за бомбежек, но выхода не было – матери надо было работать. Во время одного из артобстрелов мама с дочками спрятались на крыльце соседнего дома. Как будто что-то почувствовав, мать поменялась местами с маленькой Сашенькой. В тот же момент у нее на груди расползлось пятно крови. И если маму осколок снаряда ранил, то девочку точно убил бы.

С первой же машиной раненую женщину отправили в Ленинград. Три девочки остались без присмотра. А враг не оставлял село в покое: налеты фашистских самолетов были каждый день, сгорал то один, то другой дом. Когда село было практически сожжено, жители решили уйти в Ленинград. Старшая из сестер несла младшую Тоню, рядом шагала Саша. Двенадцать километров они практически ползли до города, а фашисты их обстреливали, не давая поднять головы.

С особым упорством гитлеровцы обрушились на Ленинград, отрезав его от всей страны. Началась блокада. Начались страшные дни Ленинграда. Не было топлива. Не было электричества. Вышел из строя водопровод. Начался голод. По городу ходила смерть.

В Ленинграде жители села определили девочек в детский дом. Больше всего детей пугали бомбежки. От разрывов снарядов тряслись кровати, столы, упала железная печь. Ребята бежали в подвал, затыкали уши, чтобы не слышать этих воющих звуков. Бог их сохранил, девочки остались живы.

«В детдоме было очень голодно, – рассказывает Александра Нефедовна. – Продукты из-за блокады привезти не могли. Мы жевали свечки. Не глотали, а пожуем – вроде бы голод отступает, выплевываем. Вар черный жевали. Где только брали? Бывало, что еду отнимали друг у друга. Я съедала свой хлеб, подходила к младшей, Тоне, следила, чтобы она быстро все съела, пока не отобрали».

От недоедания дети слабели, у них появлялись разные хвори. Многие в детдоме переболели ветряной оспой, тела ребят были покрыты коркой. Не все перенесли эту болезнь. «Нам повезло, – говорит Александра Нефедовна, – мы не расчесывали болячки, а многие ребята тогда умерли от ветрянки».

От однообразной пищи выпадали зубы, гноились десны. Из-за недостатка теплой одежды и обуви ребята получили множество хронических заболеваний, подорвали свое здоровье. То тяжелое время, которое они смогли пережить, до сих пор сказывается на их судьбе.

По мере возможности детей старались эвакуировать из осажденного города. Старшая сестра решила остаться в Ленинграде с раненой матерью, а Сашу и Тоню с группой детей отвезли на берег Ладожского озера. Тотчас же рядом начали рваться снаряды. Дети тесно прижимались друг к другу. По узенькому трапу со страхом поднялись они на борт судна, кто-то прошел и насыпал девочкам хлебных крошек на дорогу. Как позже рассказывали воспитатели, лишь этот корабль переплыл через озеро, остальные фашисты пустили на дно.

Эвакуированных привезли в Варваринский детский дом Юрьев-Польского района. Как же обрадовались изголодавшиеся дети зеленой траве – они буквально набросились на лебеду, а потом «страдали животами». Жители села принесли ребятишкам поесть кто что смог: лепешки, молоко, картошку. Но и в этом детдоме тоже было не сладко. Все были крайне истощены, остались кости да кожа.

Потом Сашу и Тоню нашла мама. Она выбралась со старшей дочерью из осажденного Ленинграда по замерзшему льду Ладожского озера. Хотя на льду было много проломов, трещин, фашисты постоянно обстреливали озеро, не было другого выхода, как доставлять продукты, боеприпасы, другие грузы в город, вывозить людей через Ладогу. Автомобиль, в котором ехали мама и сестра Саши, шел первым. Лишь он один из всей колонны добрался до берега. Остальные машины друг за другом ушли под воду. Лед был красным от крови. После пережитого ужаса, наконец, мама и дочки нашли друг друга.

Александра Нефедовна пишет стихи, многие из которых о войне, о блокадном Ленинграде, о нелегкой судьбе детей той жестокой поры.

А пули свистели, пришла война.

И ранили маму, у нас не спрося.

Она побежала, в груди была боль,

Из раны сочилась горячая кровь.

Что сделала с нами, война, ты, война.

А мама родная найдет нас сама.

Устоял Ленинград в борьбе. Не пал на колени. 900 дней и ночей находился он в осаде. Не взяли его фашисты. Стремительно развернулось наступление советских войск. Вражеская блокада Ленинграда была прорвана...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

34